Первые шаги адвентистской вести

 Организация первая адвентисткой общины на территории Евро-Азиатского Дивизиона Церкви Адвентистов Седьмого Дня

Движение Адвентистов седьмого дня образовалось среди христиан различных религиозных течений, которые откликнулись на проповедь о Втором пришествии Христа, и объединились для провозглашения вести приготовления на основании Слова Божия из книги Откровение 14 главы.

"Между тем как в России происходят разные внутренние перемены, дело Царствия Божия с успехом идет вперед. Третья ангельская весть начала распространяться с 1886 года, хотя сперва и незначительно и при больших затруднениях, она все-таки выросла подобно горчичному зерну…" Бетхер. (8)

В России первые семена адвентизма седьмого дня были брошены выселившимися из России в Америку немецкими колонистами**. Сделавшись адвентистами, немецкие выходцы из России посылали адвентистские книги и брошюры в свое прежнее отечество — Россию. В ноябре 1883 г. один старый "брат" приезжал в Таврическую губернию, где уже в 1882 г. было несколько человек, праздновавших субботу. (92)

1886 В 1886 году Генеральная Конференция АСД посылает в Россию, посетить соблюдающих субботу, брата Луи Конради, который в то время работал в Швейцарии. Прибыв в Россию, Конради в Одессе встречается с ожидавшим его там братом Герхардом Перк, и оба они отправляются в Крым. В Крыму они посетили некоторые селения и нашли вполне приготовленными к принятию адвентизма около 30 душ. (63)

Первая община христиан — адвентистов седьмого дня в России была образована из 19-ти членов по старому стилю 31 июля 1886 г. в Бердубулате Таврической губернии в Крыму. (33,92) Для крещения этих, рассеянных по разным местам верующих, условились собраться в Бердубулате вблизи Черного моря, где было удобное место для крещения. Пять

Адвентисты седьмого дня — Всемирная Церковь. По данным на 1990 год церковь АСД совершает служение в 192 странах. Название происходит от латинского слова "адвентус", что значит "пришествие".

Еще в XVIII столетии по предложению русского правительства была предоставлена возможность для заселения окраин России беженцами из западных стран. Некоторые общины, подвергавшиеся стеснениям и гонениям на Западе, приняли предложение Русского правительства и были расселены по Волге, на Кавказе и в Малороссийских степях. Их поселения назывались колониями. Прибывшим кроме религиозной свободы было дано право обращать в христианство соседних инородцев. (63)

Первые адвентисты среди русских

Одним из самых первых адвентистов в России считается (Ревью 5 декабря 1893 г.) русский армейский офицер, который, изучая Библию, пришел к выводу, что седьмой день — суббота, и учил своих детей соблюдать ее, за что и был сослан в Сибирь в 1860 или в 1870 годах. Другим, из первых соблюдаюших субботу, был Феофил А. Бабиенко из Таращи, южнее города Киева. В середине 1870 года он помогал православному священнику в церковных богослужениях, читал псалмы. Получив разрешение изучать Библию на дому, он вечерами собирал соседей и читал Библию и вскоре понял, что учения, которым учит его церковь, не имеют достаточного основания в Священном Писании. Когда он спросил об этом священника, тот предостерег, что если он будет так много читать Библию, то сойдет с ума. И его попросили вернуть Библию. Через некоторое время он приобрел Библию в Киеве. Приобрели Библии и другие, разделявшие взгляды Бабиенко. В .1877 году единоверцы вместе с Бабиенко оставили Православную церковь и назвали себя: "Общество братьев, верующих в Библию". Это общество росло и распространялось в других городах и селениях Украины. Вскоре "братья" из Таращи решили построить церковное здание. Они послали своего руководителя Бабиенко к губернатору в город Киев, чтобы получить необходимое разрешение. Бабиенко больше не возвратился в Таращу. Его арестовали и сослали в Ставрополь на Северный Кавказ. Здесь, находясь в ссылке, он достал Библию и (согласно свидетельству сына) после двух лет изучения начал соблюдать седьмой день субботу и ожидал второго пришествия Иисуса Христа на эту землю. К этому убеждению он пришел до знакомства с АСД. Он писал братьям в Таращу о своей новой вере и в результате этого некоторые из них также восприняли учение о скором пришествии Христа и начали соблюдать седьмой день субботу.

В 1886 или в 1887 годах Феофил Бабиенко, находясь в ссылке в Ставрополе, уже соблюдающий субботу, стал одним из первых русских обращенных. Он, очевидно, встретился с вестью АСД, когда Лаубган посетил хозяина, у которого работал Бабиенко. Пять из местных последователей Бабиенко были крещены в 1887 году, а восемь последующих — в 1888 году. Русская община АСД была организована в Ставрополе, а также были организованы группы в селах Михайловке и Пелагеевке, на некотором расстоянии от Ставрополя. (75)

Другое сообщение о первых русских адвентистах находим у брата Лебсака.

В 1910 году председатель Восточного Союза И. Ф. Гинтер познакомился с одной пожилой русской женщиной, которая рассказала ему, что ее родители между 1844 и 47 годах вместе с другими девятью семьями праздновали седьмой день субботу, по вере своей крестились, устраивали омовение ног перед преломлением хлеба и верили в скорое пришествие Господа. По приказу Синода у них отняли детей, а родителей этапным порядком отправили в Сибирь. В Самаре к этому этапу присоединили еще одну группу из десяти семей, осужденных приблизительно за то же, и затем погнали дальше. Один из гонимых не выдержал и отказался от своей веры. Он вернулся в Царицын и рассказал этой женщине о том, что произошло. Так как эта женщина производила вполне благоприятное впечатление и то, что она рассказывала совпадало с внешними условиями того времени, то Г. И. Лебсак счел полезным упомянуть о встрече этой женщины с братом Гинтером.

Пресвитер Ставропольской общины брат Аввакум Житников писал 20 декабря 1917 года, что брат К. А. Рейфшнейдер подтверждает письменно, что Феофил Бабиенко в 1888 году был сослан из-за своих религиозных убеждений из Киевской губернии в Ставрополь и там встретился с немецкими братьями из Александродара и получил от них учение о субботе, а после к нему присоединился брат Михаил Кузьмин, который принял истину от брата Коха, также сосланного за веру из Самарской губернии в Ставрополь и был там первым пресвитером. Они и еще несколько человек образовали небольшую общину христиан, праздновавших субботу, хотя и с некоторым недостатком в учении о спасении, способе крещения и так далее. Брат Букреев был вместе с семьей лишен прав и сослан в Сибирь. Затем брат Букреев утонул или был утоплен во время сенокоса. Несмотря на то, что эта небольшая община была в духовном родстве с нами, тем не менее лишь в 1905 году она была официально присоединена на съезде в Добринке к нашему союзу. (36)

По этому сообщению трудно судить, как организационно Ставропольская община была связана с церковью АСД. Хотя Г. И. Лебсак упоминает о неполном понимании учения АСД членами Ставропольской общины и присоединении общины к церкви АСД только в 1905 году, уместно провести параллель в его же труде, чтобы не делать окончательных выводов по вышеизложенному сообщению. 1905 год — это год объявления свободы совести в России и вследствие этого воссоединения членов церкви АСД из разных национальностей в одну общину. (44,45) Прежде духовенство Православной церкви упрекало адвентистов из немцев за распространение учения АСД среди русских и потому адвентистам из русских приходилось иметь отдельные собрания вплоть до 1905 года: В своем труде Г. И. Лебсак упоминает и об общем собрании Восточноевропейского поля в 1896 году, на котором отмечено, что в Ставропольской общине служение совершает пресвитер М. Кузьмин. (38)