Вопросы и Ответы Раздел 1

9. Могут ли пророки ошибаться и
ошибалась ли Эллен Уайт?

Эту тему важно рассмотреть через призму концепции инспирации — процесса, посредством которого Бог передает людям Свою весть. И возникает закономерный вопрос: «Может ли вообще пророк, получающий откровения от Самого Бога, ошибаться? Разве его участие в процессе передачи Божественной вести не может уберечь его от ошибок?».

Эллен Уайт писала, что Бог является автором Библии и Он «посылал сны и видения, символы и прообразы, а те [пророки], кому таким путем была открыта истина, уже сами облекали свои мысли в слова» (Великая борьба, v).

По ее словам, в процессе инспирации происходит объединение человеческого и Божественного: «Божественный разум и воля, — принципиально уточняет она, — объединяются с разумом и волей человеческой… написанное человеком становится словом Бога» (Рукопись 24, 1886 г.; Избранные вести, т. 1, с. 21). В этом процессе совершенное Божественное откровение объединяется с человеческим несовершенством вестника, а также совершенное откровение облекается пророком в несовершенный человеческий язык, чтобы стать доступным и понятным для людей (Великая борьба, vii). В этой связи Э. Уайт, имея в виду пророков, выразила свою позицию достаточно ясно: «Все человеческое несовершенно» (Избранные вести, т. 1, с. 20). «Непогрешим лишь Бог и небеса» (Ревью энд Геральд, 26 июля 1892 г.; Избранные вести, т. 1, с. 37).

В процессе так или иначе сказывается несовершенство самого пророка, по своей сущности обычного человека. Отсюда становится вполне ясно, почему сама Эллен Уайт никогда не претендовала на непогрешимость. Она писала: «Что касается непогрешимости, я никогда не претендовала на нее; непогрешим один лишь Бог. Его слово истинно, у Него нет изменения и ни тени перемены» (Письмо 10, 1895 г.; Избранные вести, т. 1, с. 37).

Церковь АСД, как и сама Э. Уайт, придерживается концепции не вербальной инспирации, а инспирации мыслей пророка.

По ее пониманию, получая Божественные откровения, пророки имеют возможность осмыслить полученную весть, излагая ее своими словами, понятными для людей. Она утверждала, что Божественное «вдохновение воздействует не на слова, но на разум» пророка. «Библия написана людьми по вдохновению Святого Духа, но это не означает, что она отражает способ мышления и выражения мысли, присущий Богу. Стиль ее написания характерен для человека. Бог не представлен как писатель. Люди часто говорят, что те или иные выражения не могут быть Божьими. Авторы Библии были Божьими писцами, но не Его пером. Посмотрите, насколько отличаются библейские книги, написанные разными авторами.

Не слова Библии, но люди, ее писавшие, были вдохновляемы Богом. Вдохновение воздействует не на слова или выражения человека, но на него самого, и разум его под влиянием Святого Духа наполняется определенными мыслями. Конкретные же слова, в которые облекаются эти мысли, несут отпечаток индивидуальности. Так распространяются Божественные наставления. Божественный разум и воля объединяются с разумом и волей человеческими; таким образом, написанное человеком становится словом Бога» (Рукопись 24, 1886 г. (написана в Европе); Избранные вести, т. 1, с. 21).

Некоторые люди неоправданно пытаются защитить авторитет Эллен Уайт, утверждая, что, поскольку она Божий пророк, она не могла ошибаться. Тем не менее, повторимся, сама Э. Уайт никогда не претендовала на непогрешимость и не исключала ошибок или неточностей в своей деятельности или в деятельности библейских пророков. Она понимала, что, когда речь идет о деталях, в том числе исторических, хронологии и другой подобной информации, невозможно избежать неточности или ошибки.

В предыдущем вопросе мы рассматривали пример неточности у апостола Павла, который приводит размышления, основанные на его личных воспоминаниях.

Говоря о человеческом несовершенстве в природе пророков, следует помнить, что автором пророческих писаний является Бог, а пророки являются инструментом передачи полученной вести. И несмотря на несовершенства пророков и допускаемые ими неточности, обусловленные теми или иными обстоятельствами — образованием, культурой и другими, все же Божественная весть остается неискаженной и достоверной.